Правительство Сахалинской области

Правительство
Сахалинской
Области


Ассоциация КМНСС и ДВ

Ассоциация
КМНСС и
ДВ РФ


РСУП КМНС Сахалина

РСУП КМНС
Сахалинcкой
области


Сахалинский областной
КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ

ЧУМотека. Неофициальный блог НАО

ГОУ ДПО "Институт развития образования Сахалинской области"

ГОУ
ДПО
ИРОСО


"Сахалин Энерджи"

«Сахалин
Энерджи»


ПСР КМНС Сахалина

ПСР КМНС
Сахалинской
области


ЭКСОН НЕФТЕГАЗ ЛИМИТЕД - Оператор проекта «Сахалин-1»

ООО «РН-САХАЛИНМОРНЕФТЕГАЗ»

Наследие Ых мифа № 1

Наследие Ых мифа  № 1

Контакты

694468, Россия,

Сахалинская область,

Охинский район,

село Некрасовка,

улица Октябрьская,

дом 17, офис 4.

Телефон/факс:

8 (42437) 93–120.

E-mail:

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

ЛУЧШИЙ ХОСТИНГ


Наши гости

ИНТЕРЕСНОЕ О САХАЛИНЕ

«Таинственная Россия»:
«Сахалин. Исчезнувшая цивилизация плавучего острова?»


Айны Сахалина


Территория ТВ-6. «Ноглики. Бег от цивилизации»


Новые программы для ПК

Allsoft - интернет магазин лицензионного софта

Allsoft - интернет-магазин софта. Программы для Windows, Linux, антивирусы, игры, переводчики, программы для КПК. Каталог программ, удобный поиск программ, бесплатные демо-версии. Allsoft - интернет магазин лицензионного софта
 

Раскол в среде КМН Сахалина — борьба за традиции или за миллионы?

В областном центре прошел внеочередной съезд представителей коренных этносов

Сегодня в Южно-Сахалинске состоялось мероприятие, которое одни называют внеочередным съездом представителей коренных малочисленных народов севера Сахалина, а другие – сбором единомышленников, не имеющих право высказываться за всех членов сообщества КМНС.

Организаторы, анонсируя мероприятие, говорили, что планируют обсудить проблемы и пути их решения в сфере социально-экономического положения аборигенов, а также меры по объединению народов с целью остановить раскол в обществе КМНС. Участие в съезде должны были принять более 50 делегатов от нивхов, уйльта, эвенков и нанайцев из районов Сахалина и столицы области.

Впрочем, остановить раскол в сообществе КМНС сбор не смог, скорее, даже наоборот – он подчеркнул его глубину.

Сегодня в области есть две группы членов коренных этносов, которые не могут найти взаимопонимания. Первую возглавляет Алексей Лиманзо, вице-президент Ассоциации КМНС Сибири и Дальнего Востока, во вторую входят сторонники Регионального совета уполномоченных представителей КМНС Сахалинской области. Оба клана, надо сказать, провозглашают примерно одно и то же – защиту интересов коренных этносов, сохранение традиционного уклада и прочее. Но договориться они не могут. В 2013 году, когда Алексей Лиманзо проводил аналогичное мероприятие, председатель регионального совета Федор Мыгун подписал обращение, в котором обвинял Лиманзо в дестабилизации ситуации, нагнетании конфронтации в среде КМНС и политических амбициях – он три раза баллотировался на должность (оплачиваемую) представителя КМНС в областной думе, но каждый раз не добирал голосов.

Тот съезд признали нелегитимным, и у нынешнего мероприятия, скорее всего, та же участь.

Один из организаторов встречи — Алексей Лиманзо говорит, что это единственная возможность в преддверии формирования нового правительства региона донести до властей свою точку зрения, что целевая программа «Устойчивое развитие коренных малочисленных народов Севера Сахалинской области на 2012–2016 годы» фактически провалена, а условия жизни КМНС постоянно ухудшаются.

Хотя на съезде  зарегистрировался 51 участник, было ощущение, что не все четко понимают, зачем собрались. Нет, они голосовали за какие-то резолюции, которые не разъяснялись, путались — какого цвета мандаты поднимать при голосовании.

— Нам нужно 200 млн. Кто за? – говорили организаторы.

И все единогласно голосовали за 200 млн.

На встрече говорили о старых проблемах коренных народов. О том, что среди представителей малых этносов очень много безработных, что условия их жизни, в подавляющем большинстве, хуже, чем у других сахалинцев – большинство живет в ветхом жилье, в вымирающих неперспективных селах, а это убивает всякую надежду на переезд в новые дома. Кстати, при этом численность КМНС в области постоянно растет. Но что толку, если родной язык дети не изучают, не могут вести традиционный уклад. Рыбопромысловые участки родовые хозяйства не получают. И между представителями КМНС и правоохранительными органами идет перманентная перепалка, в ходе которой первые обвиняют власти в уничтожении традиционного образа жизни, а вторые первых, что под маской рыболовства идет настоящее браконьерство и квоты КМНС получают люди отношения к родовым хозяйствам не имеющие.

В общем, все эти вопросы поднимались много раз. И не только сторонниками Лиманзо.

Но почему же представители коренных этносов, которых на Сахалине всего чуть больше 4000 человек, не могут договориться? И тут есть версия, что дело, на самом деле, в деньгах. Съехавшиеся на нынешнюю встречу утверждают, что решения, касающиеся жизни КМНС, принимает небольшая группка чиновников, которым власть дала должности и зарплаты взамен на полную лояльность. Например, Екатерина Королева, представлявшая в думе КМНС потом перешла на работу в правительство области, а ее сменил, и уже второй срок сидит в облдуме Владимир Агнюн. И что помощь КМНС если и идет, по только по определенным адресам, а все остальные выживают, как могут.

Вообще, тема помощи КМНС запутана и сложна. В 2005 году появился план, разработанный в рамках трехстороннего соглашения о сотрудничестве между правительством области, Региональным советом уполномоченных представителей КМНС Сахалина и компанией Sakhalin Energy.

План появился не вдруг. 2004 и 2005 годы ознаменовались протестными выступлениями представителей КМНС, они даже перекрывали на время федеральную трассу, привлекая внимание к своим проблемам. У Алексея Лиманзо в той истории была достаточно яркая роль – он был одним из самых заметных участников протеста.

Было решено, для поддержки традиционной экономической деятельности коренных народов Севера Сахалина, а также для решения проблем занятости и экономического развития, разработать специальный план содействия. Для финансирования выбраны следующие направления: здравоохранение, образование, культура, обучение. Бюджет программы социального развития на первый пятилетний период составлял 300 тыс. долларов США, на второй — уже 312 тысяч долларов. Сумма достаточно большая, чтобы за нее побороться, но недостаточно большая, чтобы хватило на всех. Кстати, именно сейчас формируются предложения, которые лягут в основу третьего Плана. И, скорее всего, бюджет опять будет чуть увеличен.

В рамках плана выделяли стипендии студентам, выпускались книги, в том числе и первый в истории букварь языка народа уильта, и многое другое.

После реализации первого пятилетнего Плана, рабочая группа по составлению второго Плана содействия внесла предложение, что родовые хозяйства нужно не кормить безвозвратными субсидиями, а приучать брать кредиты, пусть и под минимальный (3%) процент. Так родилась программа микрокредитования. Деньги на это основной спонсор «Сахалинская энергия» переводил в фонд «Батани». Куратором программы микрокредитования стал Алексей Лиманзо. К этому фонду у других представителей малочисленных этносов есть вопросы.

— Мы получили отчеты по всем программам Плана содействия,— говорит Зоя Роник, член правления Высшего органа Плана содействия. – Но по программе микрокредитования его до сих пор нет. Мы получили табличку, в которой указано, кому и сколько направлено, но нам нужна не табличка, а финансовые документы – платежные поручения, подтверждающие, что деньги отправлены родовым хозяйствам, и что их вернули. Их так и нет.

С этой программой кредитования вообще получается интересно. «Сахалинская энергия»  переводит деньги в «Батани», фонд выделяет займы родовым хозяйствам, а сам живет на проценты.

— Лиманзо отчитался по нулям,— говорит Зоя Роник.— То есть каким-то странным образом денег в фонде не оказалось. Они потрачены.

Скандал с деньгами «Батани» вышел в интернет. Зоя Роник написала о нем на сайте общественной организации «КыхКых».

Алексей Лиманзо все обвинения отвергает. Говорит, что никаких публикаций, обличающих его, не читал, но, даже если они и есть, то не имеют под собой основания.

На самом деле, судя по всему, к Лиманзо, как управляющему программы микрокредитования, у основного спонсора «Сахалинской энергии» претензий нет. По крайней мере, astv.ru об этом ничего неизвестно.

Впрочем, возможно отсутствие претензий можно объяснить и другими обстоятельствами. Дело в том, что очень часто лагеря КМНС обвиняют друг друга в клановости. И Алексей Лиманзо — особенно частый объект критики. Председателем комитета программы поддержки малочисленных народов – того самого органа, что утверждает смету расходов фонда «Батани», является родной дядя Алексея Лиманзо — Ким Лиманзо, который  является еще и председателем кредитного совета программы микрозаймов «Сахалинской  Энергии». Группу по взаимодействию работы с коренными народами «Сахалинской энергии» возглавляет двоюродная сестра Лиманзо Юлия Завьялова. Еще одна сестра Алексея — Светлана Санги является координатором Плана содействия.

Впрочем, самым главным человеком в клане является дядя Алексея Лиманзо писатель Владимир Санги. Он безусловный моральный авторитет, символ всех коренных этносов Сахалина. Он известен далеко за пределами области и даже России. 80-летний юбилей писателя отмечали в штаб-квартире ЮНЕСКО, в Париже.

Его поддержка очень сильно укрепляет позиции Лиманзо. Санги – фигура по настоящему знаковая. Он первый нивхский писатель, фактически основатель нивхской литературы. Нивхский алфавит, первый нивхский букварь — все это заслуга Санги. Он, пожалуй, самый главный поборник восстановления традиционного уклада и доходит в этом едва ли не до крайностей. По его словам, коренные народы Сахалина переступили черту гуманитарной катастрофы и выйти из этого положения смогут только с помощью чрезвычайных мер — нивхи должны стать полноправными владельцами своих угодий. И это должно быть закреплено юридически.

Не так давно его сын Руслан сменил имя. Владимир Санги сам провел обряд переселения душ по нивхскому обычаю народа нивхгун, и теперь в Руслана вселился дух, который является отцом матери Владимира Санги. Сам Санги является вождем племени Кетнивгун.

Авторитет Владимира Санги, поддерживающего «оппозиционеров», конечно очень укрепляет их позиции.

И тут уже мало кто вспоминает, что Владимир Санги, вообще-то, наполовину китаец. Отцом Владимира Санги был этнический китаец Ли Ман (Мен) Зю, который приехал в 30-х годах работать на Сахалин. Здесь у него родились трое детей (кроме Владимира, был еще Василий и дочь Нина). В 1938 году Ли Ман Зю был репрессирован, и сыновья приняли фамилию Санги.

А дочь стала Лиманзо. Позднее Нина вышла замуж за гражданина Кореи Ким Чун Гиль, у них родился сын Геннадий Лиманзо, отец Алексея. Геннадий женился на женщине, у которой пополам нивхской и корейской крови. Так что у Алексея Лиманзо — нивхских корней, не сказать, чтобы очень много.

Вообще, это замечательная иллюстрация ситуации – 4 тысячи нивхов, уильта, ороков, нанайцев не могут друг с другом договориться. Один за другим проходят съезды, которые признаются нелегитимными. За разговорами о коренном укладе угадываются большие деньги. А главным нивхом области стал китаец.

Любовь Барабашова, АСТВ

    Поделитесь своим мнением...

    Russian English French German Italian Portuguese Spanish

    КОНКУРСЫ

    ЭКСПЕДИЦИИ

    Регистрация

    Реклама