Правительство Сахалинской области

Правительство
Сахалинской
Области


Ассоциация КМНСС и ДВ

Ассоциация
КМНСС и
ДВ РФ


РСУП КМНС Сахалина

РСУП КМНС
Сахалинcкой
области


Сахалинский областной
КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ

ЧУМотека. Неофициальный блог НАО

ГОУ ДПО "Институт развития образования Сахалинской области"

ГОУ
ДПО
ИРОСО


"Сахалин Энерджи"

«Сахалин
Энерджи»


ПСР КМНС Сахалина

ПСР КМНС
Сахалинской
области


ЭКСОН НЕФТЕГАЗ ЛИМИТЕД - Оператор проекта «Сахалин-1»

ООО «РН-САХАЛИНМОРНЕФТЕГАЗ»

Наследие Ых мифа № 1

Наследие Ых мифа  № 1

Контакты

694468, Россия,

Сахалинская область,

Охинский район,

село Некрасовка,

улица Октябрьская,

дом 17, офис 4.

Телефон/факс:

8 (42437) 93–120.

E-mail:

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

ЛУЧШИЙ ХОСТИНГ


Наши гости

ИНТЕРЕСНОЕ О САХАЛИНЕ

«Таинственная Россия»:
«Сахалин. Исчезнувшая цивилизация плавучего острова?»


Айны Сахалина


Территория ТВ-6. «Ноглики. Бег от цивилизации»


Новые программы для ПК

Allsoft - интернет магазин лицензионного софта

Allsoft - интернет-магазин софта. Программы для Windows, Linux, антивирусы, игры, переводчики, программы для КПК. Каталог программ, удобный поиск программ, бесплатные демо-версии. Allsoft - интернет магазин лицензионного софта
 

Кто виноват и что делать?

Кто виноват и что делать?Сахалинский ученый – о причинах сокращения запасов горбуши в островном регионе и возможностях для их восстановления

«Почему прогноз на массовые подходы горбуши нынешним летом не оправдался? Будет ли эта рыба в ближайшие годы? Из-за чего ее запасы так резко сократились?» – эти вопросы задают сегодня многие. Ответить на них мы попросили старшего научного сотрудника СахНИРО Александра ШУБИНА…

Старший научный сотрудник СахНИРО Александр ШУБИН. 

Выбор газеты неслучаен – наш собеседник более трех десятков лет исследует именно лососевых. Отметим, что он специализировался на изучении жизни красной рыбы в море, неоднократно выходя в экспедиции на судах института. Однако ему же по долгу службы пришлось за минувшие годы побывать и на многих нерестовых реках Сахалина, Шумшу, Парамушира, Итурупа и Кунашира. Вдобавок А. Шубин входит в число немногих на Дальнем Востоке специалистов, которые досконально знают историю и практику регулирования лососевого промысла, сложившиеся правила заполнения природных нерестилищ, составления ежегодных прогнозов и т. д.

– Александр Орионович, в чем вы видите причины нынешнего провала горбушевой путины?

– Официальная наука, наверное, сошлется на таинственные климато-океанологические процессы – вроде тех, что горбушу в Тихом океане вытеснили с мест нагула другие виды рыб или ее кормовая база сократилась из-за течений, всеобщего потепления и т. д. Возможно, сошлются на то, что в нынешнем году скопления горбуши могли перераспределиться между территориями Дальнего Востока из-за разных гидрологических условий в Охотском море, из-за таких природных явлений как землетрясения, тайфуны и прочее.

Но все это – предположения. Давайте доверять только фактам. А они очень красноречивы. Во-первых, сокрушительное падение численности горбуши отмечено в нынешнем году лишь в Сахалино-Курильском регионе, а у наших соседей на Камчатке, в Магаданской области, Приморском и Хабаровском краях рыбы подошло даже больше, чем ожидалось, и там, соответственно, путину считают удачной.

Во-вторых, и у нас рыба исчезла далеко не везде. Обратите внимание: в основном горбуша не подошла именно в те районы, где наиболее часто регулируют пропуск производителей в реки и где действуют заводы по искусственному выращиванию лососевых. А это еще одно свидетельство того, что мы вмешивались в дела природы, не отдавая себе отчет, насколько верны принятые решения.

Простой здравый смысл подсказывает – виноваты не рыба и не природа. Причина случившегося, на самом деле, рукотворная, и имя ей – перелов. В нашей области прежним главой «Сахалинрыбвода» Владимиром Самарским при попустительстве, а возможно, и при молчаливой поддержке руководства СахНИРО и территориального управления Росрыболовства, долгое время культивировался миф о том, что нерестилища якобы нельзя перезаполнять. При этом не учитывалось, как влияют на их 100-процентное заполнение браконьеры, медведи, сильные паводки, вымывающие уже отложенную икру, и прочие факторы. В результате многие наши реки оставались полупустыми. Горбуши год за годом становилось все меньше из-за снижающегося количества родившейся молоди, что, в свою очередь, было вызвано хронической нехваткой производителей на нерестилищах.

– Но откуда мог возникнуть перелов, если рыбаки добывают то количество горбуши, которое рекомендовали в своих прогнозах именно вы – ученые?

– Уже много лет подряд наши рыбохозяйственные управленцы принимали решения, руководствуясь давно устаревшими представлениями о заполнении рек горбушей по так называемой норме – 2 экземпляра лососевых на квадратный метр нерестилища. Упомянутый выше В. Самарский был инициатором и активным проводником этой самой нормы.

Сложилась порочная практика: «Сахалинрыбвод» докладывал о заполнении рек по упомянутой норме, а всю остальную рыбу организаторы очередной путины распределяли для промысла. Причем на этом этапе активную роль в изъятии «лишней» горбуши отводили рыбоучетным заграждениям и речным рыбопромысловым участкам, обустроенным в том числе и на базовых реках, где действуют рыборазводные заводы. По сути, была допущена системная ошибка. А поскольку «нормой» руководствовались на протяжении целого ряда лет, то и пришли к упомянутому перелову и подрыву запасов горбуши.

Заполнять реки надо совсем по другому принципу. В нем применяется совершенно иной показатель – оптимум, который обычно в два раза и более выше пресловутой нормы. И что самое печальное – этот показатель не является чем-то новым или дискуссионным. Нашей отраслевой науке об оптимуме известно уже полвека, а для ряда сахалинских рек он определен еще лет 30 назад. Но руководители «Сахалинрыбвода», территориального управления Росрыболовства и прежнего департамента по рыболовству штудированием научных статей себя не утруждали, как, впрочем, и привлечением грамотных советников. У руководителей же СахНИРО, наоборот, советники имелись, однако их слушать не стали. Так, еще в начале 2011 года все специалисты-лососевики нашего института однозначно высказались против создания рыбопромысловых участков непосредственно в реках. Неоднократно подвергали мы критике и пресловутую норму заполнения нерестилищ. Но получили то, что имеем.

Добавлю: инициированный сверху перелов в нашем регионе тоже не новость. Так произошло, например, с сахалино-хоккайдской сельдью в 50-х годах прошлого века, когда желание рапортовать о высоких уловах явно перевешивало здравый смысл. Известный ученый Александр Пробатов, в то время директор Сахалинского филиала ТИНРО, выступил против такой организации промысла. Старожилы рассказывали, что на одном из совещаний первый секретарь обкома КПСС резко оборвал нашего коллегу: «Сельдь – это кормилица народа. Вот и пусть кормит народ!». А чуть позже в передовой статье газеты «Правда» Александра Николаевича заклеймили «лжеученым» и «дезорганизатором», в феврале 1952 года он был освобожден от должности. Думаю, от обвинения в шпионаже в пользу Японии и еще больших гонений этого мужественного человека спас, возможно, орден Ленина, которым А. Пробатова наградили буквально за год до случившегося. Изгнанный с Сахалина, ученый успешно работал в Калининграде, но вскоре после его вынужденного отъезда у наших берегов навсегда исчезла и сельдь.

– Убытки рыбаков могли быть меньше, получи они правильный прогноз на подходы лососевых. Почему же он оказался ошибочным и как в будущем следует строить прогнозы?

– Провальный прогноз СахНИРО по горбуше в нынешнем году неслучаен. Укоренилась целая система, которая и дает такие результаты. Не буду утомлять цифрами, отмечу главное – еще до 2008 года прогнозы по районам воспроизводства горбуши были далеки от реальных подходов. Это приводило к тому, что входившие в состав тогдашнего штаба лососевой путины специалисты из администрации области, ВНИРО и Росрыболовства день и ночь занимались корректировками нашего прогноза. А руководство СахНИРО и рыбопромышленники при этом еще и выказывали недовольство: медленно, мол, чиновники работают!

В конце концов, в том числе и по настойчивым просьбам рыбаков, горбушу начали делить по-новому. Тихоокеанский лосось был выведен Росрыболовством из списка так называемых «одуемых» водных биоресурсов. Проще говоря, с 2009 года вылов той же горбуши стали корректировать оперативно и уже без участия Москвы, непосредственно на месте. Решения принимал региональный штаб лососевой путины, на смену которому не столь давно пришла областная комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб. Управление промыслом улучшилось, а наука получила фору для совершенствования прогнозирования. Но, увы, прогноз решили улучшать почему-то только с помощью математического моделирования, хотя в первую очередь требовалось расширить исследования в реках и на море.

Итог подобного «совершенствования» оказался печальным: в 2009–2014 годах отклонения в прогнозах СахНИРО по районам воспроизводства горбуши постоянно составляли от десятков до сотен процентов. Но тогда науку ни в чем особо не винили. Прогноз ведь корректировали зачастую именно в сторону увеличения, а большему, чем ожидалось, улову все только радовались. Но как это повлияло на изучение процессов, связанных с изменениями динамики численности горбуши? Да никак! Более того, ошибки в научном обосновании путины оказались столь неприемлемо велики, что в СахНИРО с нынешнего года, как говорится, от греха подальше, вообще отказались от прогнозирования по районам лова, стали давать информацию только по более масштабным зонам и подзонам.

Мне могут возразить: горбуша – такой вид, что полноценный прогноз на ее подходы к конкретным промысловым районам сделать крайне сложно. Не спорю. Но давайте не будем опять грехи людские валить на рыбу. Есть ведь еще и организационно-управленческие недоработки. Поясню: одним из ключевых элементов в основе прогноза СахНИРО является учет очередного урожая молоди лососевых. Так вот, регулярные наблюдения за молодью ведутся у нас всего на… четырех реках, хотя в островном регионе насчитываются сотни нерестовых водоемов! А какая часть трудового и финансового ресурса СахНИРО затрачивается непосредственно на количественный учет молоди горбуши? Вы будете неприятно удивлены, услышав совершенно мизерную цифру. И все это происходит в регионе, где одним из главных природных богатств считается именно лосось!..

Замечу: как усовершенствовать прогноз и значительно повысить его надежность – хорошо известно. Еще в 90-е годы прошлого века специалисты-лососевики всех рыбохозяйственных НИИ Дальнего Востока совместно подготовили программу таких работ. К сожалению, в нашей области она осталась… на бумаге, хотя и финансовые, и трудовые ресурсы для ее выполнения у СахНИРО имелись. А вот чего не было – так это воли у руководства института. В результате в СахНИРО, кроме одного из замов по науке, уцелело всего четыре специалиста из бывших лососевых подразделений, двое из которых до конца года планируют институт покинуть. Состояние этого направления в островной науке сегодня можно определить названием известного романа А. Фадеева – «Разгром». Теперь улучшать прогнозы на очередную путину в рамках СахНИРО уже просто физически некому. По сути дела, осталась лишь одна надежда – на областные органы власти, поскольку именно они могли бы поставить перед Росрыболовством и Минсельхозом РФ вопрос о причинах провала путины-2015, угасания важнейшего в островном регионе направления научных исследований.

– Какие еще рекомендации могли бы вы дать для выправления ситуации на лососевых промыслах Сахалина и Курил?

– По итогам горбушевой путины пока можно сделать только организационные выводы. Ведь из-за пробелов в действующем законодательстве у нас не предусмотрено даже административной ответственности для виновных в многолетнем перелове. Заполнение нерестилищ сегодня не регулируется нормативными актами, а значит, и прокуратура, и УВД здесь бессильны. Вот эту ситуацию и требуется исправить в первую очередь. Конкретные величины заполнения нерестилищ по «оптимуму» в реках региона должны быть закреплены приказом по Росрыболовству или Минсельхозу РФ. Это уже юридически оформленное руководство к действию, и за его невыполнение с виновных можно спросить. Сами же оптимальные нормы заполнения должна разработать лососевая наука, а если она, как говорится, приказала долго жить на Сахалине, то надо привлекать опытных специалистов из других институтов страны.

Требует скорейшего решения еще один непростой вопрос – утверждение официального перечня нерестовых водоемов. Такой документ, на мой взгляд, надо подготовить как приложение к Правилам рыболовства по Дальневосточному бассейну. В последний раз нерестилища на Сахалине и Курилах определялись экспедицией Главсахалинрыбвода еще в 60-х годах прошлого века. Для многих водоемов эти данные устарели, но их ревизию ни СахНИРО, ни Сахалинрыбвод делать принципиально не хотели, а теперь и вовсе не в состоянии, поскольку нужны весьма солидные дополнительные материальные и физические ресурсы.

Выскажу и абсолютно неприемлемую для многих позицию: требуется сокращать число морских неводов и отказаться от речных промысловых участков, чтобы снизить нагрузку на имеющиеся запасы лососевых. Понятно, что добровольно на это наши рыбаки не пойдут, да и участки выделены им государством на 25 лет. Однако надо попытаться сделать хотя бы первый шаг в этом направлении. Ведь очевиднов целом ряде районов, при низком качестве нынешних путинных прогнозов, сам промысел уже превратился в рискованный бизнес. Зачем же питать иллюзии рыбопромышленников, если они ведут к экономическому краху и социальной нестабильности?

– Вы решительно выступали за прекращение практики перегораживания рек РУЗами до начала массовых подходов лососевых. Значит ли это, что вы – категорический противник рыбоучетных заграждений вообще, и какой альтернативный способ борьбы с заморами и регулирования промысла можете предложить?

– Страшны не сами рыбоучетные заграждения, а то, как и когда эти РУЗы используются. Заморы в нашей области происходят крайне редко, ведь должны совпасть сразу несколько факторов – обмеление рек, низкое содержание кислорода в воде и т. д. Но одними наблюдениями за состоянием рек во время путины не обойтись. Лучший способ профилактики возможных заморов – это точный прогноз. Если рыбаки наверняка будут знать о возможности больших подходов, то они смогут подготовиться и к изъятию «излишнего» объема лососевых.

К сожалению, до надежного прогноза еще очень далеко. Поэтому выход из нынешнего тупика пока видится один. В частности, и здесь необходим нормативный акт, четко определяющий: что является предзаморным периодом и самим замором, какие действия и в какие сроки обязаны предпринимать в подобной ситуации должностные лица конкретных организаций и учреждений. На основе такого документа уже можно принимать решения и оценивать их эффективность, спрашивать с виновных в элементарной бездеятельности. Кстати, минувшим летом в СахНИРО пытались подготовить некоторые методические рекомендации по данному вопросу. Однако выяснилось, что научных исследований по этой теме практически не велось, хотя установку самих РУЗов официальная наука последовательно рекомендует на протяжении многих лет.

– В нынешнем году пострадали не только промысловики, но и рыбоводы, заложившие на инкубацию всего 48,7% запланированного объема икры горбуши. Поможет ли пополнить запасы этого вида лососевых строительство новых рыборазводных заводов?

– Здесь тот случай, когда надо семь раз отмерить, прежде чем один – отрезать. Пока же мы часто видим обратную картину: искусственное разведение горбуши начали практиковать в реках, где природные нерестилища не заполняются до конца. А зачем тратить деньги на строительство заводов и их содержание, если можно получить новое поколение лососевых от самой природы? Очевидно, что часть таких предприятий появилась не ради увеличения запасов рыбы, а ради перераспределения прав на промысел. Мол, раз мы ее разводим, так дайте и нам поймать хотя бы часть вернувшейся горбуши.

Пора, наконец, разобраться с тем, какой на самом деле вклад вносят в пополнение рыбных богатств десятки наших ЛРЗ. Ведь о высоких возвратах разводимого лосося известно в основном со слов самих рыбоводов. Но даже далекие от проблем нашей отрасли люди знают, что в неурожайные годы горбуши мало и в базовых реках, хотя там действуют заводы, выдающие весьма солидную добавку молоди. Так, на Итурупе, где имеются крупнейшие в мире горбушевые рыборазводные заводы, в 2011 году горбуша подходила плохо. В нынешнем году – еще хуже. Где же она, заводская рыба? Схожие вопросы звучат от рыбопромышленников на юго-востоке Сахалина и в заливе Анива. А мы, ученые, пока не можем дать точного ответа. Объективная оценка эффективности разведения горбуши – с помощью отолитного маркирования – началась лишь недавно да вдобавок весьма скромными силами. Более того, первые результаты мечения отнюдь не радужные.

Я убежден: прежде чем браться за масштабную программу по строительству новых предприятий для разведения горбуши, надо объективно оценить эффективность уже существующих. А до этого, на мой взгляд, требуется ввести мораторий на возведение подобных заводов по всему островному региону. Очень надеюсь, что пробить столь радикальное решение в Росрыболовстве смогут областные власти. В противном случае вместо восстановления запасов горбуши мы получим лишь расширение числа тех, кто намерен добывать рыбу, невзирая ни на что. А тогда с красным золотом Сахалина и Курил можно распрощаться навсегда…

Комментарий заместителя председателя правительства Сахалинской области Игоря БЫСТРОВА

– Провал путины-2015 заставил бывших и действующих представителей отраслевой науки заново оценивать механизмы регулирования добычи анадромных видов рыб, внедренные в последние десятилетия в Сахалинской области. Очевидно, что за это время в нашем лососевом хозяйстве произошли существенные изменения. Например, юго-западный Сахалин практически утратил промысловое значение, а сроки основных подходов горбуши и кеты на юго-востоке острова сместились на месяц позже. Практически исчезла и дикая популяция кеты в этом промысловом подрайоне.

Заместитель председателя правительства Сахалинской области Игор БЫСТРОВ

Конечно же, мы все заинтересованы в том, чтобы установить причины произошедших изменений. Это нужно, в первую очередь, чтобы определить возможности для восстановления утраченных промыслов. К слову, используемый сегодня механизм регулирования добычи анадромных видов рыб достаточно прост. В начале путины региональная комиссия устанавливает объемы и места лова – основой для этого служат материалы научных исследований, обосновывающих прогноз. Затем, уже в ходе путины, комиссия может изменить прежние объемы и места лова, ввести дни пропуска рыбы в реки и т. д. Подчеркну, что решения комиссии принимаются с учетом данных государственного мониторинга заполнения нерестилищ. А эту ответственную работу обязаны выполнять специалисты Сахалинрыбвода и ученые СахНИРО.

Мнение А. Шубина о том, что действующие у нас механизмы регулирования промысла и пропуска рыбы на нерестилища привели к провалу не только нынешней путины, но и к резкому сокращению запаса горбуши, достаточно мотивировано. Но не менее важно и другое: споры о том, какой критерий выбрать для оценки эффективности нереста, пока сводятся к перепалке о количестве особей лососевых на квадратном метре. Но если никем не утверждены площади имеющихся у нас нерестилищ либо результаты их обследований, то и сама полемика о количестве рыбы, которую необходимо пропустить, – это разговор «ни о чем». Конечно, без дискуссий наука не обходится. Однако сегодня необходимо понимать: многие нерестилища пусты, а большинство лососевых рыбоводных заводов области не выполнило планы по закладке икры горбуши. Поэтому итоги путины-2017 мы уже сейчас можем прогнозировать как безрадостные.

В отличие от науки, у областных властей нет времени на раскачку. Сейчас формируется программа развития рыбохозяйственного комплекса. В ее рамках предстоит реализовать мероприятия по восстановлению подорванных промыслом запасов. Это не только лососевые. Речь идет также об устричных банках лагуны Буссе, других водных биоресурсах в прибрежных акваториях западного Сахалина, бухт Кунашира и Шикотана, рекреационном потенциале региональных особо охраняемых природных территорий.

Следующее направление – рыбоохрана. Очевидно, что даже ту рыбу, которую мы пропускаем на нерестилища, зачастую вырезают браконьеры. Десяток лет назад в субъекты Федерации были переданы полномочия по охране водных биоресурсов во внутренних водоемах. В Сахалинской области они до настоящего времени не исполняются. И мы планируем в кратчайшие сроки организовать реализацию переданных полномочий, использовав возможности минлесхоза области. Сделаны первые шаги и в другом направлении. В нынешнем году благодаря совместным усилиям правительства области и руководства УВД для борьбы с браконьерами на Сахалин удалось привлечь бойцов ОМОНа из других регионов страны.

В общем, работы впереди много.

Сергей Сактаганов, SKR.su

    Поделитесь своим мнением...

    Russian English French German Italian Portuguese Spanish

    КОНКУРСЫ

    ЭКСПЕДИЦИИ

    Регистрация

    Реклама